foto1
foto1
foto1
foto1
foto1
«...А для Жизни — Ничто не в новинку! И с извечной потребностью вновь В десять лет нас волнуют картинки, А в семнадцать — Стихи про любовь.» Виктор Куликов

Slujba_banner.jpg

Kulturniy marafon

Hrobostov IGРодился 18 января 1918 г. в д. Гусево Мантуровского района.
Из воспоминаний Ивана Григорьевича: «День Победы для меня, как и для любого пережившего войну солдата, само собой этот праздник дорог особенно.
Ведь он всё вместил в себя, всё ворошит в памяти: и слёзы наших матерей, и лица друзей, повзрослевших сразу на несколько лет, и первое боевое крещение. Для кого-то первое и последнее. Тяжело было терять товарищей, с которыми делили солдатскую службу. Мы и победили, я считаю потому, что были все заодно не только солдатской семьёй, а всей страной, всем народом.


Что солдат солдату – брат, на фронте чувствовалось особенно. И клятва у нас была одна, и враг был один. Случалось, и из одного котелка поесть, и общий окоп отрывать. И вообще на фронте солдата ведь не только пуля или осколок подстерегали, без взаимовыручки можно было, что называется, и на ровном месте споткнуться.
Помню, например, когда наша часть форсировала Днепр. Приказ был переправиться так, чтобы враг не заметил, а потом закрепиться на берегу и ждать сигнала атаки. Фашисты всё же высветили нас ракетой, обстреляли, так что пришлось прыгать в холодную воду с оружием над головой ещё до подхода к берегу. А там снова по цепочке: «Окапываться, да чтоб ни звука, ни огонька папиросного». Ночь холодная, мы мокрые, а ждать до рассвета. Так мы разомнёмся, а потом- спина к спине или в обнимку, пока дождались начала атаки.
Мне не довелось выбивать фашистов за пределами нашей Родины. Пуля, хорошо ещё не разрывная, пришлась в левое плечо, да так, что рука надолго отказала. Отвоевался сказали в госпитале, поезжай домой. А дома я убедился, как солен от пота тыловой паёк. Да к тому же с одной – то рукой какой же из меня был работник. И как только рука стала немножко повиноваться, обратился с просьбой отправить в действующую армию. Направили в танковое училище, учёба шла отлично, но уже перед самым выпуском, опять вышла осечка. Надо было показать сноровку, когда может заклинить башню. Тут меня снова и выдала плечевая, плохо зажившая рана.
И всё же армию я не оставил. Пусть и не воевал больше, но служил ещё несколько лет после Победы. Мы верили в неё и дождались. А как радовались ей, тогда в 45-м, словами не передать. Но вот уж чего не хочу, такое пережить нашим детям и внукам. Радость – то эта была, как в песне поётся, со слезами на глазах, да с сединою на висках.»
Награждён орденом Отечественной войны.
Проживал в поселке Чистые Боры.

 


По материалам газеты «Атомстрой»